Суббота, Декабрь 16

День из жизни врача-эндоскописта. Часть 9

Передо мной сидит господин Н., интеллигентнейший человек, искусствовед, антиквар, педантично относящийся не только к своему профессиональному полю, но и к нравственному и физически-бытовому состоянию.

«Доктор, а может не надо?» – «Надо»

Это поджарый, сухощавый и высокий пациент, с итальянской жгучей внешностью, каштановыми кудрями,  спадающими как бы невзначай, обрамляющими скуластое загорелое удлиненное лицо с высоким лбом, широким открытыми глазами, несколько усталыми, повидавшими на своем веку, находящимися под защитой модных роговых очков. Он сидит и смотрит на меня вопросительно и как-то нежно, так что мне читается в его взгляде: «Доктор, а может не надо?». «Надо», – отвечаю я, называя моего посетителя по имени и отчеству и улыбаясь, вспоминаю легендарную фразу Шурика в известном советских времен кинематографическом эссе.

Это происходит в кабинете врача-эндоскописта после выполнения гастроскопии под наркозом, в ожидании скорой медицинской помощи, которая надо отдать должное, прилетела на риск желудочного кровотечения так быстро, что я даже не успел написать протокол эндоскопического обследования нашему посетителю, о котором мы с  Вами повествуем.

Это давнишний пациент нашей клиники, регулярно следящий за своим здоровьем, и здоровьем своего семейства, вчера позвонил мне лично и попросил внеочередной аудиенции из-за ухудшившегося самочувствия в течение прошлого месяца. На следующий день с самого раннего утра он был уже наготове и ждал меня у стойки администратора. Он просто пожаловался на дискомфорт в области желудка в течении последних 3-4 недель.

Оловянный солдатик

Обследовал я лично этого пациента несколько раз, и по жалобам врач-эндоскопист может предположить, с чем можно встретиться на гастроскопии и к моему удивлению,  мы обнаружили три линейные язвы в зоне кардии ( пищеводно-желудочный переходе), с фибрином в дне и острыми краями. Это признак 2-3 дневной давности образования дефекта. Но самое неприятное в этой картине оказалось, что в двух из трех язвах четко торчал столбиком, как оловянный солдатик,  белесый сосудик с покрытый вишневого цвета тромбом. Это признак высокого риска возобновления кровотечения, что меня крайне огорчило в состоянии нашего пациента. Но на момент осмотра кровотечения не было и по жалобам специфические симптомы не появлялись. Уже позже, после гастроскопии, в кабинете  удалось выяснить об эпизоде сильной рвоты после приема каких-то фруктов несколько дней назад. Тогда картина более прояснилась, так как она укладывалась в симптом Меллори-Вейсса (надрыв слизистой пищеводно-желудочного перехода при выраженных рвотных движениях или их дискоординации). Этот симптом чреват грозными осложнениями – кровотечениями из сосудов, которых великое множество в этой зоне.

Эпилог

Вот мы сидели и спорили: поедем мы в больницу, что бы находится круглосуточно под наблюдением врачей, или не  поедем…

После  открытия всех карт риска мною перед пациентом, он принял решение транспортировки в 31 ГКБ,  сделал несколько звонков своим друзьям и жене и через 2 часа мой звонок уже застал его в палате городской больницы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 − один =