Суббота, Декабрь 16

Пасха Господня. Митрополит Вениамин (Федченков)

Где сейчас Пасха? – размышлял я. – Витает на небе или ходит за городом, вересковыми и можжевельными тропинками, и какой она имеет образ?

Вспомнился мне чей-то рассказ, что в ночь на Светлое Христово Воскресение спускается с неба не землю лестница, и по ней сходит к нам Господь со святыми апостолами, преподобными, страстотерпцами и мучениками. Господь обходит землю, благословляет поля, леса, озера, реки, птиц, человека, зверя и все сотворенное святой Его Волей, а святые поют «Христос воскресе из мертвых…» Песня святых зернами рассыпается по земле, и от этих зерен зарождаются в лесу душистые ландыши…

От первого удара колокола по земле словно большое серебряное колесо покатилось, а когда прошел гул его, покатилось другое, а за ним третье, и ночная пасхальная тьма закружилась в серебряном гудении всех городских церквей…

Радость пасхальная все ширилась, как Волга в полноводье… Весенними деревьями на солнечном поветрии заколыхались высокие хоругви… Стали готовиться к крестному ходу вокруг церкви. Из алтаря вынесли серебряный запрестольный крест, золотое Евангелие, огромный круглый хлеб-артос, заулыбались поднятые иконы, и у всех зажглись красные пасхальные свечи.

Наступила тишина. Она была прозрачной и такой легкой, если дунуть на нее, то заколеблется паутинкой. И среди этой тишины запели: «Воскресение Твое, Христе Спасе, ангелы поют на небеси». И под эту воскрыляющую песню заструился огнями крестный ход.

Мне наступили на ногу, капнули воском на голову, но я почти ничего не почувствовал и подумал: «Так полагается». – Пасха! Пасха Господня! – бегали по душе солнечные зайчики. Тесно прижавшись друг к другу, ночными потемками, по струям воскресной песни, осыпаемые трезвоном и обогреваемые огоньками свечей, мы пошли вокруг белозорной от сотни огней церкви и остановились в ожидании у крепко закрытых дверей. Смолкли колокола. Сердце затаилось. Лицо запылало жаром. Земля куда-то исчезла – стоишь не на ней, а как будто на синих небесах. А люди? Где они? Все превратились в ликующие пасхальные свечи…

Три раза пропели «Христом воскресе», и перед глазами, в сиянии паникадил, больших и малых лампад. В блестках серебра, золота и драгоценных каменьев на иконах, в ярких бумажных цветах на куличах – вспыхнула Пасха Господня! Священник, окутанный кадильным дымом, с заяснившимся лицом, светло и громко воскликнул: «Христос воскресе», – и народ ответил ему грохотом спадающего с высоты тяжелого льдистого снега: «Воистину воскресе».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать + 5 =