День из жизни врача-эндоскописта. Спорт высоких достижений

 
Поделитесь информацией с друзьями
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Google+
Google+
Share on LinkedIn
Linkedin
Pin on Pinterest
Pinterest
Share on Reddit
Reddit
Email this to someone
email
Фото787330 День из жизни врача-эндоскописта. Спорт высоких достижений

Однажды…, как в сказке начало. Так оно и есть, все было как в сказке.

Заканчивался рабочий день,  день хмурый, но весенний. Надя, медицинская сестра, обрабатывала в конце рабочей смены уже последние эндоскопы, все нежно и бережно протирала, просушивала. С чувством, с толком, с расстановкой, как говорится, не спеша, мыслями уже обитая только что в приобретенной однушечке в 4-ом микрорайоне Дашково-Песочное.

В это время эндоскопическое отделение сиротеет, в его коридорах и кабинетах становится пусто, и даже пустынно. Все и всё готовились к завтрашнему дню. В этой привычной тишине осторожно начинается движение вниз ручки с золочеными завитушками у входной двери. Это продолжается несколькими попытками, пробуя на опасность открывания этой массивной белоснежной двери в отделение эндоскопии, как в другой мир.

Я насторожился: какие,  хорошие ли новости могут ждать меня и наше отделение, когда до конца рабочего дня осталось 20 мин? Очередное желудочное кровотечение у урологических пациентов с 5 этажа, которых урологи часто пренебрегают обследовать на предмет эрозивно-язвенных поражений, а потом после обширных операций получают осложнения? Или какая бабушка еле дошла к концу рабочего дня, чтобы услышать от меня – места на гастроскопию в расписании только через 3 недели…. В голове сразу проносятся стандартные подготовленные фразы. Подпирая голову, я с усталостью смотрю, когда же откроется дверь.

Наконец в проеме двери показалось хрупкое, «прозрачное» существо в пижаме. Девушка с длинными русыми локонами стояла с просящим взором, как на паперти. Назовем ее Люся.

Не буду утомлять нашими с ней объяснениями. Расскажу вкратце  историю ее, которая завершилась в нашем отделением внеурочной эндоскопической операцией по удалению опухоли из правого главного бронха.

Люся лежала в другой больнице, тоже крупной, но на другом конце города (поэтому мы ее и лицезрели в пижаме). Она приехала на такси с историей болезни больницы, куда она была госпитализирована. Конечно – это явные нарушения всех регламентов – вынос истории болезни и самовольный уход из лечебного учреждения.

Люся занималась профессионально легкой атлетикой. Все было замечательно и многообещающе с победами, званиями, материальным достатком, до тех пор, пока она не почувствовала, что в спокойном состоянии ее дыхание обычно, а при значительной спортивной нагрузке происходит нарастание одышки и чувство нехватки воздуха, которые потом проходили. При обследовании была обнаружена опухоль правого главного бронха, гладкая, округлая, исходящая из задней стенки бронха, сидящее на узком основании. Была выполнена биопсия и на ней констатирован факт доброкачественности опухоли, редкого, но встречающегося состояния – аденомы бронха. И вот, Люсю, госпитализируют в крупную больницу для оперативного удаления этой опухоли.

А дальше начались события, которые мне по-человечески до сих пор невозможно объяснить.  Люсю наблюдает хирург, который являлся заместителем главного врача по хирургии и главным штатным хирургом города (или области, точно не помню), который имел неограниченное влияние и авторитет (на тот момент для всех врачей и меня лично). По его просьбе или указанию можно было решить любую административную и операционную проблему в городе. Но не эту… Ссылаясь на то, что в то время в подведомственном ему лечебном учреждении не имелось в наличии эндоскопических инструментов для выполнения данной операции, хирург предлагает молодой девушке, спортсменке открытую операцию по удалению правого легкого, калечащую и инвалидизирующую,  в начале ее жизни. (Ну, можно предложить купить пациенту эти инструменты для органосберегающей и малотравматичной эндоскопической операции…, или отправить в Москву, в конце концов…- примеч. А.Г.)

Люся в шоке. Жизнь кончилась. Через месяц свадьба в Германии. Спорту до свидания. Огромный рубец на грудной клетке. Безумие… Нет!

Дальше включается Божий промысел. Люся захотела лично услышать от эндоскопистов, что таких инструментов в больнице сейчас нет. Спустилась в бронхологический кабинет, в котором встретил ее всем известный Вадюшок, высочайшего класса бронхоскопист. С сожалением он подтвердил эту реальность. Но по секрету сказал, где эти инструменты могут быть, и кто эту операцию может сделать. (А можно было приказать привести эти инструменты в другую больницу в качестве межбольничной помощи – прим. А.Г.)

И вот, Люся, пробуя на открывание дверь нашего отделения на вопрошающий усталый мой взор, не здороваясь, заявляет шепотом: «Мне сказали, что Вы можете мне помочь…»

А вот попробуйте отказать, когда молитвенно просят Вас.

Я нарушил преемственность клиник, нарушил транспортировку пациента после операции в ее больницу (не на скорой помощи в виде перевозки, а на такси, как и приехал пациент). И не жалею не секунды об этом.  У Люси было полное предоперационное обследование в ее истории, она была полностью натощак – да и какой кусок полезет в горло с таким приключением…

Сначала была выполнена диагностическая бронхоскопия, чтобы удостовериться, можно ли выполнить эндоскопическое удаление опухоли, перекрывающей на 2/3 главный правый бронх.

Спустя десять минут, было принято решение: «Оперировать!»

Когда опухоль была отделена от стенки бронха и извлечена, то просвет бронха увеличился, свежий поток воздуха ринулся в усталые легкие Люси. Она закричала в эту секунду, конечно испугав нас, и забившись сама в слезах, не веря происходящему: «Я дышу, доктор!»

Я потом поддерживал связь с Люсей долгое время. Она уехала в Германию, вышла там замуж, продолжала заниматься профессионально спортом. Меня обещали лишить после этого случая врачебной практики, но, как видите, я практикую еще и пишу мемуары. На главного хирурга через некоторое время по другим обстоятельствам завели уголовное дело. Чем это закончилось, я не интересовался.

Я помню тех, которым удалось помочь, даже вопреки закону, ибо человеческая жизнь и здоровье выше его.

 

Версия для печати

Остались вопросы? Запишитесь на прием к доктору через форму по ссылке или отправьте письмо на адрес a.gorkovcov@iphk.ru или закажите обратный звонок через форму ниже:





Отправляя персональные данные из этой формы, Вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности.

Следите за новостями на сайте и в соц. сетях, ставьте лайки, делитесь с друзьями!