Святочный рассказ

 
Поделитесь информацией с друзьями
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Google+
Google+
Share on LinkedIn
Linkedin
Pin on Pinterest
Pinterest
Share on Reddit
Reddit
Email this to someone
email

Попеременно – то синий, то стробоскопический стальной свет, приправленный пронизывающей прерывистой сиреной, которая разбудит любого в ночном городе. Голова как чугунный благовест, в которой без устали долбят огромным двухметровым языком доброжелатели…Вот это настоящий вертолет! На каждой кочке хочется посмотреть, что внутри желудка… Глаза почему-то при любом усилии не открываются, словно веки скрепили навеки… Каждый вдох – это страдание, отдающееся во всей грудной клетке и позвоночнике… Руки- да, ладно, пусть болят. Пальцы на ногах шевелятся – это хорошо, не перебит значит позвоночник. Значит тазовые органы должны работать. Это только и радует. Не хватает еще облечься в памперсы…

Так перебирал свои путавшиеся мысли мужчина, лежавший в грязных, разорванных и окровавленных джинсах на носилках в белоснежной карете скорой помощи задолго до Рождества Христова. Рубашки на нем не было, вся грудь, плечи и живот были сплошным синяком, на лице различить черты лица тоже не представляло возможным. Сейчас его бы и родная мать не узнала. В скорой рядом с мужчиной сидела женщина опрятно одетая. С первого взгляда не понятно было, что их могло связывать. Выдавало эту связь только напряжение в этом ухоженном лице и беспокойство, застывшее в ее глазах.

Сегодня в Рождественский сочельник 2019 года, день накануне Рождества Христова, в этот особый день, по крайне мере, для людей, облеченных в религиозность всплывают картины того далекого дня 10 летней давности. Люди приостанавливают бег своей жизни, припоминая, что завтра Рождество Христово. День, когда на Земле родился Свет, проникающий в наши сердца.

Я не могу сказать, зачем и для кого я это пишу. Просто встал, пристально посмотрел на супругу, суетившейся на кухне с варевом и заявил: «Пойду писать святочный рассказ. А потом после вечерней службы отведаю твоего сочива».  (сочельником назвали этот день из-за сочива – вареной пшеницы с добавлением меда, все, что позволялось в этот день из еды.)

Часто приходилось мне слышать в свой адрес: «Ну что ты, Андрей Викторович, свихнулся или повернулся на церкви и религии! Занимался бы своим делом, лечил людей, делал бы колоноскопии, без всяких там присказок и прибамбасов религиозной формации».

На что я отвечал: «Да я не знаю, как это получилось. Просто в моем расписании жизненном кроме семьи, мамы и работы, появилась вера с необходимостью некоторого облачения в обрядность. Сначала слепого, подражательного, а потом осознанного, глубокого и трогательного».

Славяне с началом сочельника празднуют Святки. Они верят, что в ночь под Рождество случаются чудеса. Потом из этих чудесных малообъяснимых случаев, рождаются святочные рассказы. Вот и со мной случилось такое чудо в ночь под Рождество, которым я хочу с вами поделится.

Оглядываясь назад, главному событию ночи перед Рождеством предшествовала череда случаев, которые выстроились в логическую цепочку.

Это было ровно 10 лет назад, летом. У меня есть друзья, которые живут в Новосибирске. Это многодетная семья, в которой самый младший ребенок с рождения страдал какой –то необъяснимой формой панкреатита, обострение которого всегда требовало экстренной помощи и госпитализации.

Я в то время курил. В один из летних дней вышел я на утреннюю порцию никотина, у себя в Рязани. Вдруг тревожно забился телефон. Посмотрев на экран, я не удивился – звонок друга из Новосиба с разницей в 3 часа, у них уже день к полудню клонился. Звонила его жена, сообщила, что малыша утром забрали в реанимацию с обострением панкреатита, просила помолится, да и просто хотелось поговорить, найти хоть немного утешения. Она тоже врач, хоть и далека от педиатрии, как и я, но мы оба понимали и знали, что такое панкреатит, чем он опасен, и как его сложно купировать у детей… Как мог по телефону, я старался ее поддержать, нервно затягиваясь и перебирая хрустящую сигарету. Через некоторое время мы распрощались, а окончание разговора короткими гудками отдавалось еще долго в ухе и создавало какое-то давление за грудиной на сердце, там, где живет наша душа. «Господи! Ну за что малыши то страдают», – вырвалось у меня роптание. «Ну что Тебе стоит, Господи, облегчить страдания малыша, а я…., а я – брошу курить!»- пронеслось у меня мимолетной едва видимой и уловимой искрой  в голове и не отложилось нигде… Но я допустил такую мысль… А в завершении ее пути по анналам моего мозга, смотря ей в след, сам уже добавил : «Да не сойти мне с этого места!»

На следующее утро, забыв напрочь про это сложное душевное свое состояние, так сказать минуту, слабости своея, я вышел на утреннюю порцию за никотином на то же самое место. Сладкая затяжка густого вкусного дыма ни с чем не могла сравниться по силе желания. Вдруг, опять затрепыхался телефон. Теперь уже я удивился – Новосибирск на проводе. Что-то случилось? Алло…Радостный голос на другом конце страны: «Нас выписали, представляешь! Я даже не знаю, что там произошло, но за ночь все куда-то улетучилось. Все, я поехал забирать своих из клиники… Позже перезвоню. Пока. Спасибо за молитвы, дружище.»

Я стоял раздавленный. Надо было радоваться, а я не верил своим ушам. В них рефреном звучало: «Не сойти мне с этого места! Не сойти мне с этого места!»

В течении дня еще несколько раз выходил на свое излюбленное место покурить. О клятве Богу я не вспоминал и не хотел вспоминать. Но день тянулся, как будто мне кто-то давал еще время выполнить обещание. Время растягивалось и растягивалось, как резинка.

Я ничего еще не понимал и тупил по ходу, даже когда появилась группа подпившей молодежи, шумно и вызывающе проживающие эти тянувшиеся для меня минуты. Их было семеро. Как я оказался футбольным мячом, который весело пинали 14 ног, не имеет в данном контексте значения. Хорошо помню начала матча и зрителей: молодую девушку с детской коляской и крутящиеся спицы превратившееся на миг для меня в колесо Сансары. Другим зрителем случайно оказалась моя мама пенсионерка, пытавшаяся завладеть по праву принадлежавшим ей мячом. Но в этой жесткой игре ей сломали два ребра, а я стал различать действительность только попеременно – то в синем, то в стробоскопически стальном свете, приправленным пронизывающей прерывистой сиреной, которая разбудит любого в ночном городе. Скорая помощь ворвалась на территорию ОКБ и припарковалась у нейрохирургии. В приемном отделении сразу отказались госпитализировать мужчину в рванных окровавленных джинсах, мотивируя, что если они каждого бомжа будут укладывать в нейроотделение, то места все быстро закончатся. На что опрятно одетая женщина, сопровождающая этого бедолагу заявила срывающимся голосом: «Это же ваш заведующий эндоскопическим отделением» …

Как я прожил и какой урок я вынес из госпитализации в нейрохирургии – это тема другого рассказа. До самой ночи на Рождество мне не давало покоя мое обещание бросить курить. Я пытался это сделать в течении полугода, но никак не мог справиться с этой зависимостью. И отчаявшись, в одной из бесед со своим духовником, он мне по секрету поведал: «Бросишь, не переживай. Ты же обещал Ему. Он тебе и поможет».

И вот настал сочельник перед Рождеством Христовым 2009 года. Я сидел и размышлял о своей жизни. О том, с чем я подошел к празднику, какой подарок я могу подарить Виновнику Торжества. Бросить курить! Но я столько раз уже пытался, и ничего не получалось. Но в Рождество случаются чудеса. Я лег спать с твердой верой преподнести именно этот подарок на день Рождения Христу.

С утра 2009 года по настоящее время я больше не курю. Вот вам и Рождество, вот вам чудеса в сочельник. Вот вам и святочный рассказ.

Версия для печати

Остались вопросы? Запишитесь на прием к доктору через форму по ссылке или отправьте письмо на адрес a.gorkovcov@iphk.ru или закажите обратный звонок через форму ниже:





Отправляя персональные данные из этой формы, Вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности.

Следите за новостями на сайте и в соц. сетях, ставьте лайки, делитесь с друзьями!